Дольф Лундгрен: Американцы видят в русских нечто мифическое

Автор: Давид Шнейдеров
Статья: Американцы видят в русских нечто мифическое
Сайт: Новые Известия

———————————————————————————————————————————————
– Дольф, недавно вы побывали в нашей стране. Как вы чувствуете себя в России?

– Великолепно себя чувствую в Москве. Счастлив, что возвращаюсь сюда. Я уже был в вашей столице трижды. Также побывал в прошлом году в Санкт-Петербурге, мы там несколько дней снимали фильм.

– Почему вы решили сыграть русского?
– Во-первых, потому что я уже играл русского в «Рокки 4». Думаю, у меня неплохо получилось, мне очень понравилось играть эту роль. В крутом русском парне американская публика видит нечто мифическое и безрассудно смелое. У меня был сценарий фильма «Механик», который рассказывает о русском парне – бывшем спецназовце, связавшемся с русской мафией. Сценарий был довольно неплох, и я решил воспользоваться шансом еще раз сыграть русского.

– Что сподвигло вас на написание этой истории?
– Однажды я уже выступал в качестве режиссера, а тут у меня вновь появился шанс снять фильм.

Часть этой ленты нужно было снимать в Софии, столице Болгарии. Один из продюсеров хотел снимать именно там. Мне пришло в голову сделать историю о русском парне. Действие картины начинается в России, потом герой переезжает в Америку, а затем обратно возвращается в Россию, чтобы разобраться со своими проблемами. Его семью, жену и сына по ошибке убила мафия. Он начинает мстить, а затем возвращается в свою страну, чтобы продолжить. В Софии, которая чем-то похожа на Россию, я мог снять интерьеры, а натурные съемки провели в Петербурге.

– Вы загадочная личность: сделали кинокарьеру, хотя начинали как ученый. Как получилось, что вы вообще занялись кино? Мечтали об этом с детства?
– Нет, я не мечтал об этом с детства, но, когда был ребенком, немного играл. Дело было в Швеции. В школе я участвовал в театральных постановках. Мой отец – инженер-электрик, мой брат – инженер-химик, поэтому я собирался оправдать их ожидания и тоже стать инженером. Но позже, когда переехал в Америку, я подумал: а почему бы не попробовать стать актером. Вот так и попал в этот мир.

– Насколько я знаю, у вас очень высокий IQ. Вы говорите на пяти языках. Как вы думаете, насколько важно актеру иметь специальное образование?
– Не думаю, что образование так уж необходимо, если ты хочешь стать актером. Ты должен натренироваться в театре. Но вообще образование – это прекрасно, оно помогает понять окружающий мир, а мне оно пригодилось, когда у меня появились дети. У меня две дочери, и я способен им помочь в выполнении домашних заданий по математике, физике и так далее. Думаю, образование прежде всего необходимо, чтобы ты сам мог чувствовать себя комфортно.

– Есть ли у вас актерская мечта? Я имею в виду, кого из персонажей классики или истории вы бы хотели сыграть?
– Было бы неплохо сыграть какого-нибудь шведа. Я сыграл в 30 американских фильмах, но никогда не исполнял роль шведа. Пусть даже это будет не настоящий, а вымышленный герой. Сейчас есть один проект, над которым я работаю. Он повествует о русско-шведской войне, когда Карл XII выступал против Петра Великого. Речь идет о нескольких историях из этой войны.

– Как вы думаете, какова основная цель киноискусства: развлекать или обучать?
– Я процитирую Шекспира, который говорил, что искусство – это зеркало природы. Зеркало, в котором зрители могут изучать самих себя, изучать человеческую жизнь при помощи искусства и, может быть, смогут понять свою собственную жизнь.

– Когда вы начали интересоваться боевыми искусствами?
– В детстве я был очень маленьким и худым, страдал от астмы и аллергии. Поэтому не мог много заниматься спортом. Когда я стал немного старше, захотел найти для себя такой вид спорта, который меня больше заинтересует, который будет более сложным и жестким. Я начал изучать дзюдо, затем перешел к карате.

И стали участвовать в соревнованиях. Какое воспоминание осталось самым ярким от них?

– Это было, когда я впервые попал на «Бритиш Оупен» в 1980 году, мне был 21 год. Тогда я только начал участвовать в соревнованиях по точечному карате, часто проигрывал, очень нервничал и слишком давил на себя. А когда стал заниматься контактным карате, очень много работал с инструктором. И однажды наступил момент, когда я знал, что выиграю, и я победил и обнял тренера. Это был великий день.

– В Лос-Анджелесе учитель Джеки Чана рассказал мне, что самое главное в боевых искусствах – это философия. И боевые искусства учат не тому, как драться, а, наоборот, как не драться. Это правда?
– Частично правда. Восточные единоборства учат тебя, как стать лучше, как развить более сильный характер, как научиться контролировать себя, как уважать других людей и как узнать самого себя лучше с помощью тяжелых тренировок.

– Какая из сыгранных вами ролей оставила самое приятное воспоминание?

– Конечно, прорывом стала роль в «Рокки 4», где я играл русского. Первый кадр, первый раз, когда я оказался перед объективом кинокамеры, был тогда, когда я вышел на арену для последней битвы. Эта сцена снималась первой. Я бегал, подпрыгивал, рядом со мной стояли люди, а сзади сидели зрители. Мое изображение появилось на большом экране. А я там стоял, и для меня все это было и реально, и нереально одновременно. Тогда я и не знал, что это начало большой карьеры.